Архив рубрики 'Можайский район'

Праздничная служба по случаю открытия церкви после трёхлетней реконструкции

2010-11-28 от ksp

В субботу, 4 декабря 2010 года, в 10 часов начнётся праздничная служба по случаю открытия Церкви Св.Николая Чудотворца в с.Мокрое после реконструкции. Настоятель церкви — священник Алексей приглашает всех добрых людей в Храм разделить общую радость этого события!

Рубрика: Архитектура и градостроительство, Можайский район, Новости, Социальная сфера | Комментарии к записи Праздничная служба по случаю открытия церкви после трёхлетней реконструкции отключены

РАНЧО ПОД МОСКВОЙ

2010-01-07 от ksp

ЕВГЕНИЙ МАТУЗОВ: «МЫ СТАЛИ ОСНОВОПОЛОЖНИКАМИ
АНИМАЦИОННОГО ТУРИЗМА В РОССИИ»

Матузов Евгений Вячеславович. Родился в 1974 году в г. Краматорске (Украина).

Окончил зооинженерный факультет РГАУ МСХА им. Тимирязева. Создатель анимационного направления в российском туризме.

Президент компаний «Без повода», «Академия развлечений», директор конной базы «Аванпост». Хобби – путешествия, общение с интересными людьми и, конечно же, лошади. Не женат.

 Компания «Без повода» – головное предприятие, основано в 1996 году. Под ее эгидой создана конная база «Аванпост», недалеко от Можайска, агентство по организации праздников «Академия развлечений» и кафе «Без повода» (60 посадочных мест), имеется своя студия звукозаписи.

Основной вид деятельности компании – организация и проведение ролевых игр, анимационные программы (около 20) для конного туризма, конные походы, организация досуга и праздничных мероприятий. Ежегодно базу посещают около 15 тыс. человек.

В настоящее время компания владеет более чем 60 лошадьми редких мастей, собранными по всей России и за рубежом. Организовано воспроизводство и продажа потомства. Основной состав работников конной базы – около 20 человек, во время сложных программ количество инструкторов может достигать 200 человек. Общая численность работников основного состава – порядка 50 человек.

А кто у нас конюхом, или Авантюра в старом телятнике

Забавно, но мой бизнес изначально не был задуман как бизнес. Хотя тема моей дипломной работы по кафедре коневодства звучала как «Практическое освоение конной базы в условиях Московской области», но, как ни странно, диплом я взялся писать не потому, что собирался заниматься этим в дальнейшем. Получилось, что не мы толкали бизнес, а он двигал нас вперед.

Местом для написания диплома служила конюшня в Можайском районе (бывший телятник с пятью лошадьми), из которой можно было теоретически сделать конную базу. И во время написания диплома случилась типичная для того времени история: совхоз разорился и решил избавиться от ненужных лошадей, то есть сдать их на мясокомбинат. Но я к тому времени сильно прикипел к этим лошадям, и, узнав об уготованной им судьбе, мы с пятью друзьями бросились искать деньги. Это была чистой воды авантюра – мысли о том, что мы сами сможем прокормить этих лошадей, не было, что делать с ними дальше, мы не знали, все случилось спонтанно, и не успели мы осознать все, как взяли беспроцентный кредит и выкупили этих лошадей.

Поначалу у нас были спонсоры – они покупали нам сено и корма. Дело в том, что с 16 лет я был членом военно-исторического клуба Литовского уланского полка – организации, которая занимается реконструкцией дворянского быта: мы проходили конным парадом, одетые в полковые мундиры, реконструировали выходы светского общества, учились фехтованию и танцевали на балах Дворянского собрания. Именно Дворянское собрание на первых порах взялось материально помогать нашей «конюшне». Кроме того, мы выкупили табун карачаевских лошадей, тоже предназначавшихся «на мясо». Диалог председателя колхоза, в котором мы покупали «карачаевцев», с местными работниками я не забуду никогда.

«Вася! Ты у нас конюхом?» – «Не-а!» – «Петь, ты, что ли?» – «Не-а!» – «Коля! Коля! А, Коля же умер… Толя! У нас кони есть?» – «Ну есть!» – «Здесь люди приехали – купить хотят. (Крутит пальцем у виска.) Покажешь?» – «Не могу – я их в ангар загнал, а ключи потерял…» – «И давно?» – «Да недели две уже…» – «А кормить-то как?» – «Да я им сена на месяц вперед положил…» – «А воды?» – «Воды забыл…»

Взломанный замок ангара мало что прояснил – в темноте галопом носился бешеный табун живых скелетов, на полу валялись клоки шерсти, конские копыта, доски с гвоздями. «Ну что, берете, или я их на колбасу?» – спросил директор. «Берем», – решительно ответил я.

И мы начали терпеливо объезжать этих диких животных. Лошади бросались на стены, били копытами в перегородки, а мы ловили их арканами и  приучали ходить под седоком.

 На выживание

 Дворянское собрание финансировало нас недолго, и уже через три месяца мы остались без денег с 20 конями в бывшем телятнике-развалюхе. Положение было отчаянное: кроме того, что нам нужно было кормить этих несчастных лошадей, над нами дамокловым мечом висел срок отдачи кредита в 200 миллионов рублей (достаточно большая по тем временам сумма, а для нас вообще баснословная). За два года нужно было не только любым путем изыскать эти деньги, но и вернуть средства, выделенные на покупку сена.

И мы, молодые-зеленые (нам тогда было по 20–22 года) члены исторического клуба, фанаты лошадей, оказались в ситуации, когда надо принимать недетские решения. Вопрос на повестке дня стоял простой: быть или не быть? Тогда, сидя в темном проходе на соломенной подстилке, мы решили: сохранить коней и поднять базу самим, за счет конного туризма.

Так я стал генеральным директором конной базы в 20 лет. Звучало это красиво, но на деле «база» представляла собой четыре стены из осыпавшегося кирпича, без окон, воды и электричества, и пристроенный к ней сарай. Внутри – железные трубы, к которым привязывали лошадей, деревянные перегородки и холодный бетонный пол. И мы, пять-шесть энтузиастов, побросали все свои московские дела: работы, институты, любимых девушек, все, что можно было бросить – и переехали жить в эту конюшню. Спали на холодном полу, подстелив под спальник солому. Еды не хватало, и мы делили один батон хлеба с паштетом на всю компанию и пили жиденький чаек, чтобы хоть как-то утолить чувство голода.

Первая зима далась трудно – мы изо всех сил работали на парадах, танцевали на балах, фехтовали и участвовали во всех мероприятиях города, а деньги несли лошадям на прокорм. Зимой лошади едят много, и доходило до того, что ночью ездили на санях воровать колхозную солому, лишь бы продержаться.

Весной стало легче – пошли травяные пастбища, плюс потихоньку мы стали осваивать нишу конного туризма. Прокатом никого в Москве было не удивить, но в то время можно было только кататься по манежу или на плацу, что довольно-таки скучно для любителей провести время с лошадьми. А конные туры в то время предлагались только глобальные – на Алтай или на Кавказ. И тогда мы решили освоить так называемый промежуточный вариант конного туризма, то есть возить людей не по кругу, а по лесам и полям Подмосковья, от нескольких часов до нескольких дней. И вот колхозные Лыски и Зорьки, а также немного покруглевшие и подобревшие «карачаевцы» стали возить туристов по берегам Можайского моря. Кстати, этот маршрут до сих пор пользуется популярностью у наших гостей. В девяносто седьмом на такой путь отважились едва ли больше семи человек, а в настоящее время ежегодно этот маршрут проходят свыше 300 конных туристов.

 Новая русская охота

 Денег на рекламу не было, и мы обклеивали объявлениями все остановки и столбы Москвы и Подмосковья. Пошли первые клиенты. Дело стало налаживаться, количество приезжающих росло, но в основном все держалось на личностном факторе: мы сближались с клиентами – они приводили своих друзей.

Шел девяносто седьмой год. Эпоха расцвета пафосности «новых русских» натолкнула меня на мысль сделать развлечение для «богатых»: имитировать царскую охоту. Я с детства держал борзых собак, а мундиров у нас, благодаря уланскому полку, было предостаточно. И мы решили, не показывая гостям нашей «конюшни», встречать их в каком-нибудь романтическом месте, в мундирах, с коновязями, собаками и ручными соколами.

На первом этапе нам очень помог охотничий клуб «Сафари», к которому мы обратились с предложением поучаствовать в проведении нашей охоты.

Забавно получилось с первым выездом: изначально все не задалось. Людей приехало больше, чем рассчитывали, не все умели держаться в седле. И мы срочно выкапывали из-под снега телеги, запрягали их и везли тех, кому не хватило места. Погода при этом выдалась на редкость мерзкая: снег, дождь, наледь. Лошади вязнут в снегу, телеги застревают в сугробах. Кое-как одолев три километра по полевой дороге, я проезжал мимо кустов, в этот момент моя лошадь упала, и, как в сказке, из того места выскочил заяц! Собаки тут же догнали его, и вся процессия двинулась обратно.

Если честно, я думал, нас после такой «охоты» просто побьют… Но люди так радовались, я услышал столько теплых слов о том, что мы возрождаем традиции, что мы решили продолжать эту затею. За несколько таких «охот» мы заработали свыше 2000 долларов, что существенно приблизило нас к возврату кредита.

 Отдать кредит и все бросить

Однако через полтора года проект «Охота» свернулся, так как мало было желающих ИГРАТЬ в охоту. Многие из тех, кто приезжал на отдых, были не готовы к творческому восприятию, фактически это были пьянки за большие деньги, фоном к которым была охота, мундиры, собаки и соколы. Другим же нужна была настоящая охота, а такого «случайного» зайца редко удавалось найти. Брать подсадного зверя было тоже неинтересно – он никуда не бежал, а сидел и смотрел на несущихся на него борзых. Клуб «Сафари» утратил к нам интерес, но зато появились первые отзывы и статьи в прессе, число клиентов-прокатчиков стало возрастать.

Мы по-прежнему участвовали во всех шоу-мероприятиях, ездили на Дни города во все окрестные подмосковные города и в Москву. И успевали зарабатывать на нескольких площадках одновременно. Это было примерно так: мы едем в мундирах по улицам парадом, тут же срываемся галопом и в ближайшем парке переодеваемся в костюмы сокольничих, хватаем из машины соколов, потом разыгрываем воинов Ивана Грозного, а через час несемся в другие место, где в бальных костюмах танцуем менуэт.

Так через два года мы отдали все кредиты, и… наступил кризис. Случилось то, что неизбежно следует после напряженной работы на полной выкладке: авантюра кончилась, нам не надо было больше выживать, теперь нужно было планомерно строить бизнес.

Это был, наверное, кризис роста: я продолжал ставить новые планки, но, видимо, люди устали и расслабились, и все мои идеи стали хуже и хуже восприниматься моими друзьями. Бизнес должен был расти и совершенствоваться, да, у нас были теперь постоянные клиенты, пошли первые прибыли, у меня тут же возникли новые планы, я хотел отремонтировать конюшню, открыть новые направления. Но произошел вполне закономерный раскол. Энтузиазм, на котором мы держались, иссяк. И я покинул конюшню. Решил вернуться к цивилизации и ушел работать в ночной клуб.

Смена полярности

 Все в своей жизни я поменял кардинально: свежий воздух – на прокуренные стены, тишину – на громкую музыку, подъем в пять утра – на ночную работу. Но конная тема не отпускала. Вскоре я стал работать в турфирме при банке, создал и развил отдел конного туризма, был менеджером по охоте. За два года я развил это направление, работал над основанием конной выставки «Эквирос», продвигал множество конных туров по всему бывшему Союзу. Но к своим не обращался, больно было и обидно.

Затем я перешел работать в шоу-бизнес, в продюсерский центр «Русской академии развлечений». В частности, я помогал организовывать концерты таких звезд, как Мэрилин Мэнсон, группа А-hа, участвовал в переговорах о концерте Мадонны. И тут я познакомился с единственной женщиной-тореадором в нашей стране – Лидией Артамоновой. Тогда у нас возник грандиозный проект «Коррида в Москве».

Я стал руководителем проекта русской корриды, который оказался чудовищно тяжелым и невероятно сложным. Скажу честно: гораздо легче уговорить и привезти сюда Мэрилина Мэнсона со всей его аппаратурой, чем доставить 50 быков и тореадоров, расписать сценарий, найти спонсоров и организовать тренировки.

Мой рабочий день начинался тем, что я встречал вереницу из 20–30 машин репортеров и вез их на тренировочную базу, а заканчивался глубоко за полночь сочинением докладов в инстанции по защите животных. Интерес к корриде был огромный, это было основной новостью всех СМИ, но и противодействие этому проекту было громадное: против стали выступать различные организации, включая «Идущих вместе», не говоря уже о фондах защиты животных.

При этом надо заметить, что мы делали португальский вариант корриды, без убийства быка: ему на холку надевается накладка, куда втыкаются бандерильи, то есть все делается максимально гуманно, по сути, исполняется некий танец с быками.

Но многие нас не слышали и сами, как разъяренные быки, кричали: «Корриде – нет!» Обстановка накалялась, и закончилось все провалом – корриду отменили, быков я демонстративно подарил «Идущим вместе». А мне предложили… повышение: место замдиректора «Академии развлечений».

Но после всего этого безумия: пикеты, письма, тренировки, пресс-конференции – хотелось взять небольшой тайм-аут и все хорошенько обдумать.

В день рождения, сидя на берегу реки, я задал себе вопрос: а чего я вообще в жизни хочу? И тут перед мысленным взором всплыли кони, оставленные два года назад, перед этой безумной скачкой по проектам, знакомствам, пафосным тусовкам, клубам. Я понял – как камнем по голове стукнуло – в жизни я хочу заниматься тем, что мне дорого. Никакой концерт Мадонны не заменит мне моих лошадей. И я вернулся обратно на конюшню.

Цыгане с московской пропиской

 То, что я увидел, повергло меня в шок: с момента моего ухода ничего не изменилось. Я помирился с ребятами, которые за два года тоже поняли, что многое из того, что я хотел, было продиктовано благими намерениями, и снова стал руководителем. Мы создали организацию «Без повода».

Теперь я начал планомерно внедрять в нашу структуру весь свой полученный в шоу- и туристическом бизнесе опыт. К тому времени конкуренция в конном туризме возросла, надо было придумывать что-то новое, креативное, и я смешал в этом «новом» и туризм, и лошадей, и элементы шоу. На этих трех китах я создал практически новое для России направление так называемого ролевого, или анимационного, туризма.

Первое, что было придумано, – это программа (на каждый месяц своя) для конного туризма, с игрой в кого-либо. То есть не просто сесть на лошадь и поехать кататься, а например, надеть ковбойские шляпы и играть в ковбоев. Я придумал и правила для организации таких ролевых мероприятий. Главное – поставить перед людьми некие задачи и проблемы, характерные для обыгрываемого персонажа. При этом человек не должен играть – он должен быть самим собой, просто в другой реальности.

Например, есть три лагеря: ковбои, бандиты и индейцы, и всю неделю люди живут по военным законам, положив мобильные телефоны на полку и полностью погрузившись в этот мир. У индейцев задача догнать бандитов, у бандитов – ковбоев, а ковбои выслеживают индейцев. С утра просыпаешься, седлаешь лошадь, готовишь засаду, а потом и сам несешься от погони!

При этом на сайт вывешивается что-то типа легенды. Про то, например, как пираты похитили сокровища, а команде солдат требуется их найти. Есть карта, обозначены условия передвижения по «острову» и все остальное. Или самая популярная программа – бродяжничество с «цыганским табором». Для начала люди проходят краткий курс обучения гаданию, цыганским песням и танцам, далее получают уроки верховой езды, а затем в течение нескольких дней в кибитках путешествуют по деревням и городам. Мало того, их задача, как у настоящих цыган – найти ночлег и заработать денег на пропитание! Один «табор» ухитрился однажды своими песнями и плясками заработать 500 долларов – эти деньги компания передала в детский дом.

А в другой раз новоявленных «цыган»… чуть не забрали в милицию. К удивлению постового, у всех участников табора оказалась московская прописка, что их и спасло от поездки в «бобике».

 Конкуренция подстегивает

 Я поставил задачу охватить широкую клиентскую аудиторию, поэтому у нас совершенно различная линейка цен: есть VIP, но их меньше, а в основном мы сдерживаем цены и делаем их приемлемыми для различных социальных слоев. Мы разработали около пятнадцати таких программ и максимально удешевили их стоимость. В начале двухтысячных нам удавалось привлечь от силы семь человек в неделю, в наспех сшитых костюмах. Теперь, когда прошло семь лет, эта цифра выросла до трехсот человек (10 боевых отрядов по 30 человек, которые живут по сложным правилам игры, на площади 10 на 10 км, с конями), и огромное количество костюмов. А цыганский табор может насчитывать до 70 человек, и некоторые из них даже давали концерты на Арбате!

Это позволило зарабатывать деньги и вкладывать их в строительство. Конюшня преобразилась, появились газоны, заборы, новые здания. Кроме того, мы оборудовали настоящие ранчо и «салуны». Теперь наш табун состоит из более чем 50 голов, основная часть его – лошади карачаевской породы, при этом мы сами выращиваем жеребят.

Далее появилась идея делать однодневные анимационные программы, к примеру, «Один день в цыганском таборе». Или «Один день в белогвардейском полку». Такие программы позволяют расширить клиентуру, – не все могут позволить себе отдыхать неделями. Кроме того, подобные «Дни» можно дарить на день рождения или таким образом отмечать свои праздники. Представьте, как обрадуется юбиляр такому подарку – погружению в иную реальность!

За время существования конной базы вокруг нее сложилась большая компания, более тысячи человек. Чего только не происходило, когда эти люди собирались вместе! Ставились спектакли, мюзиклы, шоу, устраивались безумные поездки, ролевые игры и многое другое. А поскольку общаться хотелось не только на программах, то решили организовать в Москве место для встреч и творчества. Так на свет появилось кафе «Без повода». В центре Москвы – домашнее, уютное, стильное и тихое, больше похожее на творческий клуб единомышленников, вход в которое открыт всем. И там же открываем свой офис, который называется «Академия развлечений».

Как ни странно, я обожаю конкуренцию – меня это подстегивает. На самом популярном конном сайте в Интернете я выложил нечто вроде дневника, где разместил пошагово информацию, как и что я делал, где ошибался, как открывал свое дело, что придумал нового – то есть личный опыт прохождения всех тернистых путей. Меня часто спрашивают, не боюсь ли я, что меня «обгонят» или своруют идею? Отвечаю: нет, не боюсь, более того, мне даже приятно, что звонят желающие организовать нечто похожее. На здоровье! Просто я знаю, что если другие, основываясь на моем опыте, сделают подобное, то я уже успею уйти вперед. Ведь в тот момент, когда я «перерезаю ленточку» воплощенного в жизнь решения, эйфория от сделанного длится пять минут. А после – я уже разрабатываю новую идею.

 

Материал подготовила Дария Харитонова

 

Рубрика: Можайский район | Комментариев нет »

Вступил в должность Глава Можайского района

2009-03-24 от ksp

В субботу, 21 марта 2009 года в КДЦ г.Можайск состоялась церемония вступления в должность Главы Можайского муниципального района Белановича Дмитрия Михайловича.

Рубрика: Можайский район | Комментариев нет »